Кор­ни эво­лю­ци­он­ных идей, этой дог­ма­ти­че­ской ве­ры, от­ри­ца­ю­щей ис­ти­ну Божественного ­тво­ре­ния жизни, уходят в глубокую древность. Мно­гие из фи­ло­со­фов-ате­и­стов Древ­ней Гре­ции при­дер­жи­ва­лись эволюционных взглядов возникновения жизни на Земле. Оки­нув взглядом ис­то­рию фи­ло­со­фии, мы уви­дим, что эво­лю­ционные идеи слу­жи­ли основой для существования ате­и­сти­че­ского мировоззрения.

В развитии фундаментальной науки со­в­ре­мен­ности дви­жу­щую роль иг­ра­ет не ан­тич­ная ате­и­сти­че­ская фи­ло­со­фия, а ве­ра в Создателя. Многие выдающиеся ученые нового времени бы­ли лю­дьми глубоко уверовавшими, наука для них была лишь возможностью приблизиться к постижению Безграничной Мудрости Всевышнего. Величайший ученый человечества Ле­о­нар­до да Вин­чи, основоположники фундаментальной астрономии Николай Ко­пер­ник, Иоганн Кеп­п­лер и Галилео Га­ли­лей, оте­ц па­лео­нто­ло­гии Жорж Кю­вье, основоположник бо­та­ни­ки и зоо­ло­гии Карл Лин­ней, Иса­ак Нью­тон, признанный «выдающимся уче­ным в истории человечества», были глубоко верующими людьми и отдавали свои труды на­у­ке, ве­руя, что Все­лен­ная и все жи­вое на Земле со­з­да­ны Всевышним Господом.7

Аль­берт Эйн­штейн
, признанный гений науки ХХ века, был искренне верующим человеком и на вопрос о том, в чем заключается миссия ученого, сказал: «Я не пред­ста­в­ляю се­бе уче­ного, не имеющего твердой ве­ры в сердце. Это мож­но вы­ра­зить и так: не­воз­мож­но ве­рить в на­у­ку, не ос­но­ван­ную на вере в Бога».8
Зна­ме­ни­тый не­мец­кий ученый, ос­но­воположник со­в­ре­мен­ной фундаментальной фи­зи­ки Макс Планк писал: «В ка­кой бы об­ла­с­ти то ни бы­ло, ка­ж­дый, кто серь­ез­но за­ни­ма­ет­ся на­у­кой, на две­ри храма науки должен написать эту заповедь: «Уве­руй. Ве­ра – это качество, от ко­то­рого не мо­жет от­ка­зать­ся уче­ный».9

Тео­рия же эво­лю­ции – это всего лишь новая интерпретация ма­те­ри­а­ли­сти­че­ской философии античности, получившая широкое рас­про­стра­не­ние в XIX сто­ле­тии. Ма­те­ри­а­лизм, как уже упо­ми­на­лось вы­ше, пы­та­ет­ся объ­яс­нить происхождение жизни лишь ма­те­риальными предпосылками, априори от­ри­цая факт ее Божественного ­тво­ре­ния.

Философия материализма ут­вер­жда­ет, что все жи­вое и не­жи­вое на Земле про­изош­ло само по себе, в цепи случайных совпадений и лишь за­тем при­об­ре­ло оп­ре­де­лен­ную упо­рядо­чен­ность. То­г­да как ра­зум здравого че­ло­ве­ка, уви­дев вокруг себя удивительный и непостижимо тонкий порядок, логически заключает, что дол­жен быть и Тот, Кто со­з­дал этот великий порядок. Философия ма­те­ри­а­лизма, про­ти­во­ре­ча­щая самой сути логики и здравого смысла, по­ро­ди­ла в се­ре­ди­не XIX сто­ле­тия «тео­рию эво­лю­ции».

 

Cи­ла во­о­б­ра­же­ния Дар­ви­на

Че­ло­веком, вы­дви­нув­шим на повестку дня научного мира тео­рию эво­лю­ции, был ан­г­лий­ский ес­те­ст­во­вед-лю­би­тель Чарльз Ро­берт Дар­вин.
Дар­вин ни­ко­гда не изучал био­ло­гию профессионально, но имел лишь лю­би­тель­ский ин­те­рес к при­ро­де и жи­вот­ным. В 1832 г. он записался до­б­ро­воль­цем на исследовательское судно «Бигл» в составе экспедиции, организованной правительством Великобритании, и в те­че­ние пя­ти лет совершал путешествие по нескольким континентам. Мо­ло­дой Дар­вин был сильно впе­чат­ле­н уви­ден­ным разнообразием животного мира, более всего он увлекся изучением раз­лич­ных ви­дов зяб­ли­ков, оби­тав­ших на Га­ла­па­госских островах.

Увидев столь великое разнообразие видов птиц на островах, Дарвин предположил, что от­ли­чие клю­вов этих птиц за­ви­сит от ок­ру­жа­ю­щей сре­ды. Опи­ра­ясь на это заключение, он сде­лал для се­бя вы­вод: жи­вые ор­га­низ­мы не бы­ли со­з­да­ны Всевышним Творцом по отдельности, как это утверждалось в те времена, а произошли от единого пред­ка и за­тем ви­до­из­ме­нялись под воздействием природных условий региона.

Эта ги­по­те­за Дар­ви­на не ос­но­вы­ва­лась на ка­ком-либо на­уч­ном объ­яс­не­нии или экс­пе­ри­мен­те. Ги­по­те­за Дар­ви­на ут­вер­ди­лась в качестве тео­рии лишь бла­го­да­ря материалистам-биологам, активно подхватившим «новую» идею. Со­глас­но этой тео­рии, все жи­вые ор­га­низ­мы, существующие на Земле, про­изошли от од­ного пред­ка, но в те­че­ние дли­тель­ного вре­ме­ни претерпевали не­боль­шие «полезные из­ме­не­ни­я», которые со временем накапливались, и таким образом живые организмы на­чали от­ли­чать­ся друг от дру­га. Те ви­ды живых существ, которые бо­лее ус­пеш­но адап­ти­ро­вались к при­род­ным ус­ло­ви­ям, пе­ре­да­вали свои осо­бен­но­сти сле­ду­ю­ще­му по­ко­ле­нию. Та­ким об­ра­зом, эти по­лез­ные из­ме­не­ния со вре­ме­нем пре­вра­щали ин­ди­вид в жи­вой ор­га­низм, пол­но­стью от­лич­ный от сво­его пред­ка. Что же под­ра­зу­ме­ва­лось под «по­лез­ны­ми из­ме­не­ни­ями», так и ос­та­лось не­из­вест­ным. По мне­нию Дар­ви­на, че­ло­век яв­лял­ся са­мым раз­ви­тым про­ду­к­том этого ме­ха­низ­ма.

Ожи­вив данный ме­ха­низм в сво­ем во­о­б­ра­же­нии, Дар­вин на­звал его «эво­лю­ци­ей пу­тем ес­те­ст­вен­ного от­бо­ра». Он был убежден, что на­шел кор­ни «про­ис­хо­ж­де­ния ви­дов»: ос­но­ва од­ного ви­да – дру­гой вид. Эти идеи он впервые опубликовал в 1859 го­ду в сво­ей кни­ге «Про­ис­хо­ж­де­ние ви­дов путем естественного отбора».

Од­на­ко Дар­вин по­ни­мал, что в его тео­рии бы­ло много не­ре­шен­но­го и противоречивого. Целая глава в упомянутой книге посвящена рассуждениям о противоречиях в теории и названа «Затруднения, встречаемые тео­рией» (Difficulties on Theory). Противоречия же за­клю­ча­лись в ком­п­лекс­ных ор­га­нах жи­вых ор­га­низ­мов, случайное возникновение которых было совершенно невозможно (на­при­мер, строение глаза), а так­же в отсутствии ис­ко­па­е­мых ос­тан­ков так называемых промежуточных форм. Дар­вин на­де­ял­ся на то, что эти тру­д­но­сти бу­дут пре­одо­ле­ны по мере развития науки, в про­цес­се но­вых от­кры­тий, на не­ко­то­рые же из них он да­вал не­пол­ные объ­яс­не­ния. Аме­ри­кан­ский фи­зик Лип­сон про­ком­мен­ти­ро­вал эти «тру­д­но­сти» Дар­ви­на та­ким об­ра­зом:
«Про­чи­тав пер­вый раз «Про­ис­хо­ж­де­ние ви­дов», я за­ме­тил, что Дар­вин не был уве­рен в се­бе. Так, на­при­мер, раз­дел под на­зва­ни­ем «Затруднения, встречаемые тео­рией» вы­зы­ва­ет оче­вид­ное не­до­ве­рие. Как фи­зик, я был весьма удивлен его странными рас­су­ж­де­ни­я­ми о по­я­в­ле­нии гла­за».10

Од­на­ко развивающаяся наука вместо преодоления трудностей  теории Дарвина, делала их еще более противоречивыми и лишенными всякой логики.
Дар­вин, развивая свою теорию, находился под сильным влиянием био­ло­гов-эво­лю­ци­о­ни­стов, прежде всего фран­цуз­ского био­ло­га Ла­мар­ка.11 По мне­нию Ла­мар­ка, жи­вые су­ще­ст­ва из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние пе­ре­давали осо­бен­но­сти, при­об­ре­тен­ные ими в те­че­ние жиз­ни, и та­ким об­ра­зом эво­лю­ци­о­ни­ровали. На­при­мер, жи­ра­фы про­изош­ли от ви­да жи­вот­ных, по­хо­жих на га­зе­лей, а шеи их вы­тя­ну­лись из-за того, что они бы­ли вы­ну­ж­де­ны постоянно тянуться за ли­ст­вой на вы­со­кие де­ревь­я (!). Тогда Дар­вин для объ­яс­не­ния механизма эво­лю­ции жи­вых ор­га­низ­мов об­ра­тил­ся к те­зи­су Ла­мар­ка «о наследственной пе­ре­да­че при­об­ре­тен­ных осо­бен­но­стей».

Од­на­ко оши­ба­лись и Ла­марк и Дар­вин. В тот период развития науки ис­сле­до­ва­ние жи­вых ор­га­низ­мов про­во­ди­лось с по­мо­щью весьма при­ми­тив­ных тех­но­ло­гий; еще не существовало таких отраслей науки, как ге­не­ти­ка и био­хи­мия. Те­о­рия опи­ра­лась толь­ко лишь на си­лу во­о­б­ра­же­ния.
В то вре­мя как Дар­вин сле­дил за от­кли­ка­ми о сво­ей кни­ге, ав­стрий­ский бо­та­ник, настоятель августинского монастыря Грегор Мен­дель в 1865 го­ду от­крыл за­кон на­след­ст­вен­но­сти. Од­на­ко от­кры­тия Мен­де­ля не бы­ли ус­лы­ша­ны научным миром вплоть до кон­ца сто­ле­тия и были вновь открыты для изучения толь­ко в на­ча­ле 1900 г. вме­сте с зарождением ге­не­ти­ки. В эти же го­ды бы­ло исследовано стро­е­ние ге­нов и хро­мо­сом, а от­кры­тие в 1950 го­ду мо­ле­ку­лы ДНК, заключающей в себе ге­не­ти­че­скую ин­фор­ма­цию об особенностях каждого живого индивида, по­вер­г­ли тео­рию  Дарвина в глубокий кри­зи­с, поскольку стро­е­ние жи­вых ор­га­низ­мов ока­за­лось на­мно­го слож­нее, чем утверждал Дар­вин и эволюционисты ХIX века, нелепость  ме­ха­низ­ма эво­лю­ции стала очевидна.

Таким образом, псевдонаучная, абсолютно необоснованная теория Дар­ви­на долж­на бы­ла быть по­ме­ще­на на пыль­ные пол­ки ис­то­рии. Но были силы, которые на­ста­и­ва­ли на не­об­хо­ди­мо­сти об­но­в­ле­ния тео­рии и пы­та­лись лю­бы­ми си­ла­ми по­двести под нее на­уч­ную плат­фор­му. Все эти уси­лия име­ли ско­рее идео­ло­ги­че­скую цель, нежели желание найти на­уч­ную истину.

 

Тщетные усилия нео­дар­ви­низ­ма

В пер­вой чет­вер­ти XX сто­ле­тия тео­рия Дар­ви­на ока­за­лась в ту­пи­ко­вом по­ло­же­нии пе­ред фактами и от­кры­тиями ге­не­ти­ки. В 1941 го­ду груп­па уче­ных, решительно настроенных сохранять верность идеям Дар­ви­на, со­бра­лась на съезд, ор­га­ни­зо­ван­ный Американской геологической ассоциацией. В работе съезда приняли участие ге­не­ти­ки Г.Л. Стеб­бинс и Феодосиус Доб­жан­ский, зоо­ло­ги Эрнст Майер и Джулиан Хакс­ли, па­лео­нто­ло­ги Джордж Гейлор Симп­сон и Глен Л.Джеп­сен, и по­с­ле дол­гих спо­ров ученые при­няли ре­ше­ние развивать «новую, усовершенствованную» теорию дар­ви­низ­ма.

На во­п­рос о том, «ка­ков ис­точ­ник по­лез­ных из­ме­не­ний, со­вер­шен­ст­ву­ю­щих жи­вые ор­га­низ­мы», на ко­то­рый так и не смог дать ответа основоположник теории Ч.Дар­вин, опиравшийся на те­зис Ла­мар­ка, они решили дать такой ответ: «слу­чай­ная му­та­ция». До­ба­вив к дарвиновскому тезису «о ес­те­ст­вен­ном от­боре» по­нятие «му­та­ция», они на­зва­ли но­вую тео­рию «Сов­ре­мен­ная син­те­ти­че­ская тео­рия эво­лю­ции». За ко­рот­кое вре­мя но­вая тео­рия ста­ла из­вест­на как «нео­дар­ви­низм», а ее ос­но­ва­те­ли – как «нео­дар­ви­ни­сты».

Пос­ле­ду­ю­щие де­сяти­ле­тия ста­ли периодом без­на­деж­ных по­пы­ток до­ка­за­тель­ст­ва тезисов нео­дар­ви­низ­ма. Бы­ло из­вест­но, что му­та­ции, т.е. из­ме­не­ния или нарушения в генетическом коде жи­вых ор­га­низ­мов, про­ис­хо­дя­щие в ре­зуль­та­те внеш­них воз­дей­ст­вий, например, таких, как радиация, все­гда при­во­дят к самым не­га­тив­ным последствиям. Не­с­мо­т­ря на это, нео­дар­ви­ни­сты про­дол­жа­ли про­во­дить ты­ся­чи опы­тов, пы­та­ясь по­лу­чить при­мер «по­лез­ной му­та­ции». Все эти ста­ра­ния терпели фи­а­ско.

В то же время нео­дар­ви­ни­сты пы­та­лись до­ка­зать, что жи­вые ор­га­низ­мы действительно по­я­ви­лись слу­чай­но в ус­ло­ви­ях при­ми­тив­ной сре­ды, как это ут­вер­жда­ет тео­рия эволюции. Но та­кое же сокрушительное поражение ожи­да­ло их и в этой об­ла­с­ти. Все опы­ты, направленные на получение живых организмов при помощи воссоздания первобытной атмосферы Земли, за­вер­ши­лись не­уда­чей. Подс­че­ты ве­ро­ят­но­стей возможности случайного зарождения жизни по­ка­за­ли, что ни один из про­те­и­нов, яв­ля­ю­щий­ся основой любого жи­вого ор­га­низ­ма, не мог по­я­вить­ся слу­чай­но, тем бо­лее в ус­ло­ви­ях при­ми­тив­ного и бес­кон­т­роль­ного ми­ра, ибо  это не уда­лось да­же в суперсовременных ла­бо­ра­то­ри­ях при по­мо­щи самых пе­ре­до­вых тех­но­ло­гий XX сто­ле­тия.
В то же вре­мя данные палеонтологических на­хо­док на­нес­ли оче­ред­ной удар по тео­рии нео­дар­ви­низ­ма. Сре­ди ос­тан­ков, най­ден­ных в хо­де дли­тель­ных ар­хео­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний, не бы­ло обнаружено ни одного свидетельства «бесчисленных пе­ре­ход­ных форм», ко­то­рые должны были, согласно утверждению Дарвина, существовать в недрах Земли, и были призваны до­ка­за­ть ут­вер­жде­ние эволюционистов о по­э­тап­ном развитии жи­во­го от при­ми­тив­ного к сложному. Про­ве­ден­ные срав­ни­тель­ные ана­то­ми­че­ские исследования так­же по­ка­за­ли, что счи­тав­шиеся эво­лю­ци­о­ни­ро­вав­ши­ми жи­вые ор­га­низ­мы име­ют абсолютно раз­­ные ана­то­ми­че­ские осо­бен­но­сти и никак не мог­ли про­изой­ти от од­ного пред­ка или быть его про­дол­же­ни­ем.

Но нео­дар­ви­низм – не на­уч­ная тео­рия, а идео­ло­ги­че­ская дог­ма, своего рода материалистическая вера. Один из ос­но­во­по­лож­ни­ков нео­дар­ви­низ­ма Джулиан Хакс­лей от­кры­то заявил об этом в из­дан­ной им в 1958 г. кни­ге «Ре­ли­гия без от­кро­ве­ний» (Religion Without Revelation). На во­п­рос: «По­че­му эво­лю­ция яв­ля­ет­ся ре­ли­ги­ей?», Хакс­ли от­ве­тил так:

«Ре­ли­гия – это точ­ка зре­ния, пол­но­стью ох­ва­ты­ва­ю­щая ос­но­ву все­го ми­ра. По­э­то­му эво­лю­ция мо­жет взять на се­бя функцию, не­ко­гда ис­пол­нявшуюся Бо­гом, она мо­жет стать сильным прин­ци­пом, ко­ор­ди­ни­ру­ю­щим ве­ру и на­де­ж­ды че­ло­ве­ка».12

Имен­но по этой при­чи­не сто­рон­ни­ки теории эво­лю­ции, не­смо­т­ря на все оп­ро­вер­же­ния и бездоказательность своих тезисов, про­дол­жа­ют от­ста­и­вать тео­рию. По их мне­нию, эво­лю­ция – это ве­ра, от ко­то­рой нель­зя от­ка­зать­ся. Их взгля­ды рас­хо­дят­ся лишь в од­ном: в мо­де­лях осуществления про­цес­са эво­лю­ции. Са­мым же ярким при­ме­ром среди этих мо­де­лей яв­ля­ет­ся, пожалуй, фан­та­сти­че­ский сце­на­рий, из­вест­ный как «скач­ко­об­раз­ная эво­лю­ция».

Скач­ко­об­раз­ная эво­лю­ция

Первое, что до сих пор понимается при упо­ми­на­нии тео­рии эво­лю­ции, – это мо­дель нео­дар­ви­низ­ма. Толь­ко в по­с­лед­ние де­ся­ти­ле­тия по­я­ви­лась но­вая мо­дель: «на­ру­шен­ное рав­но­ве­сие» (punctuated equilibrium), или же, ины­ми сло­ва­ми, «скач­ко­об­раз­ная эво­лю­ция».

Эта мо­дель в на­ча­ле 70-х годов с боль­шим резонансом и поддержкой внедрялась аме­ри­кан­ски­ми па­лео­нто­ло­га­ми Нильсом Эл­д­рид­жом и Стефаном Джей Го­ул­дом. Уче­ные-эво­лю­ци­о­ни­сты зна­ли, что нео­дар­ви­ни­стская ­тео­рия исчерпала себя и оказалась совершенно несостоятельной с точ­ки зре­ния обнаруженных ископаемых останков. Исс­ле­до­ва­ния палеонтологов оп­ро­вер­га­ли вер­сию сту­пен­ча­той эво­лю­ции и показывала, что жизнь на Зе­м­ле по­я­ви­лась вне­зап­но, к то­му же в со­вер­шен­ной фор­ме.

Не­о­дар­ви­ни­сты жи­ли и до сих пор жи­вут в на­де­ж­де най­ти в один пре­крас­ный день ис­ко­па­е­мые ос­тан­ки, ко­то­рые под­твер­ди­ли бы их тео­рию. Эл­д­ридж и Го­улд осоз­на­ва­ли утопичность этих на­дежд, но по­ни­ма­ли, что не смо­гут от­ка­зать­ся от тео­рии эво­лю­ции; тогда они выдвинули но­вую мо­дель – «скач­ко­об­раз­ная эво­лю­ция», согласно которой эво­лю­ция происходила не по­э­тап­но, а в ре­зуль­та­те боль­ших и мгно­вен­ных из­ме­не­ний

По сути, эта мо­дель бы­ла таким же пло­дом откровенной фантазии. Учитель Эл­д­рид­жа и Го­ул­да, ев­ро­пей­ский па­лео­нто­лог О.Х.Шин­де­вольф, при­во­дя при­мер «скач­ко­об­раз­ной эво­лю­ции», ут­вер­ждал, что пер­вая пти­ца про­изош­ла от пре­смы­ка­ю­ще­го­ся в ре­зуль­та­те «гросс­му­та­ции», то есть в ре­зуль­та­те боль­ших из­ме­не­ний в ге­не­ти­че­ской стру­к­ту­ре, про­изо­шед­ших слу­чай­но.14

По этой же модели, не­кий вид зем­но­вод­ных по­с­ле пе­ре­не­сен­ных ими мгно­вен­ных и все­ох­ва­ты­ва­ю­щих из­ме­не­ний смог­ пре­вра­тить­ся в ог­ром­ных ки­тов. Эту тео­рию, про­ти­во­ре­ча­щую всем об­ще­из­ве­ст­ным ге­не­ти­че­ским, био­фи­зи­че­ским и био­хи­ми­че­ским за­ко­нам, можно сравнить по степени научности  со сказ­кой, где ля­гуш­ка пре­вра­ща­ет­ся в царевну. Од­на­ко не­ко­то­рые па­лео­нто­ло­ги-эво­лю­ци­о­ни­сты, на­хо­див­ши­е­ся в за­труд­ни­тель­ном по­ло­же­нии из-за не­удач нео­дар­ви­низ­ма, в по­ис­ках спа­се­ния ух­ва­ти­лись и за эту еще более абсурдную модель.

Как мы уже го­во­ри­ли вы­ше, це­лью мо­де­ли скачкообразной эволюции бы­ло желание вос­пол­нить те ар­хео­ло­ги­че­ские «про­бе­лы», ко­то­рые никак не мог объ­яс­нить нео­дар­ви­низм. Од­на­ко оче­вид­но, что по­пыт­ки вос­пол­нить про­бе­лы та­ки­ми ут­вер­жде­ни­я­ми, как «внезапное про­ис­хо­ж­де­ние птиц из яиц пре­смы­ка­ю­щих­ся», – не ­что иное, как без­рас­суд­ст­во, ибо пре­вра­ще­ние од­ного ви­да в дру­гой тре­бу­ет колоссального и по­лез­ного ге­не­ти­че­ского из­ме­не­ния. Ме­ж­ду тем, ни­ка­кая му­та­ция не в состоянии улуч­шить ге­не­ти­че­скую ин­фор­ма­цию или же удлинить генетическую цепь, до­ба­вив к ней но­вые данные, а во­о­б­ра­жа­е­мая эво­лю­ци­о­ни­ста­ми «колоссальная му­та­ция» при­во­дит лишь к не­га­тив­ным последствиям и чудовищным нарушениям в ге­не­ти­че­ской ин­фор­ма­ции.

К то­му же нео­дар­ви­низм, как и мо­дель «скач­ко­об­раз­ной эво­лю­ции», тер­пит крах еще в сво­ей на­чаль­ной ста­дии, ибо не в си­лах от­ве­тить на самый главный во­п­рос: «Как зародилась пер­вая жи­вая клетка?» Ес­ли не­воз­мож­но слу­чай­ное об­ра­зо­ва­ние да­же од­ной молекулы белка, этой первой составляющей живой клетки, то есть ли смысл рас­су­ж­дать, ка­кую эво­лю­цию, «скач­ко­об­раз­ную» или «сту­пен­ча­тую», пре­тер­пел ор­га­низм, для воз­ник­но­ве­ния ко­то­рого не­об­хо­ди­мы триллионы та­ких бел­ков.

Не­о­дар­ви­низм и сегодня яв­ляет­ся действующей моделью в эво­лю­ци­он­ном ми­ре. В по­с­ле­ду­ю­щих раз­де­лах мы детально рас­смо­т­рим сна­ча­ла два во­о­б­ра­жа­е­мых ме­ха­низ­ма нео­дар­ви­нистов, а за­тем и ре­зуль­та­ты ар­хео­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний. По­ми­мо это­го, вы оз­на­ко­ми­тесь с фактами фундаментальной науки, ко­то­рые по­мо­гут увидеть всю надуманность и утопичность утверждений нео­дар­ви­низ­ма, «скач­ко­об­раз­ной эво­лю­ции» и им по­доб­ных мо­де­лей, а так­же с проблемой зарождения первого живого организма, сокрушившей все эволюционистские модели возникновения жизни.

Пожалуй, уместным будет предвосхитить дальнейшие главы словами: на каждом примере мы бу­дем убе­ж­дать­ся в том, что теория эволюции не со­дер­жит ни ка­п­ли ис­ти­ны и яв­ляет­ся откровенной ложью. Бес­смыс­лен­но за­щи­щать этот сце­на­рий, ис­поль­зо­вав­ший­ся для манипулирования сознанием людей более 150 лет, ибо сегодня наука имеет на руках неопровержимые факты об истине возникновении жизни на Земле.


7    Dan Graves, Science of Faith: Forty-Eight Biographies of Historic Scientists and Their Christian Faith, Grand Rapids, MI, Kregel Resources
8    Science, Philosophy, And Religion: A Symposium, 1941, Vol.13
9    J.De Vries, Essential of Physical Science, Wm.B.Eerdmans Pub.Co., Grand Rapids, SD 1958, p. 15
10  H. S. Lipson, "A Physicist's View of Darwin's Theory", Evolution Trends in Plants, Vol 2, No. 1, 1988, p. 6
11  Benjamin Farrington, What Darwin Really Said, New York: Schocken Books, 1966, p. 64
12  Julian Huxley & Jacob Bronowski, Growth of Ideas, Prentice Hall, Inc. Englewood Cliff, 1986, p. 99
13 Michael Ruse, "Nonliteralist Antievolution", AAAS Symposium: "The New Antievolutionism," February 13, 1993, Boston, MA
14  Stephen M. Stanley, Macroevolution: Pattern and Process, San Francisco: W. H. Freeman and Co. 1979, pp. 35, 159


 

 

 

 

НА ГЛАВНУЮПИШИТЕ НАМОБ АВТОРЕВИДЕОВЕБ-САЙТЫ

Все материалы этого сайта могут свободно использоваться, перепечатываться и распространяться в
соответствии с их содержанием. Письма направляйте по адресу: info@harunyahya.ru